Зачем мне гражданство Армении

Зачастую, когда здешний собеседник отошел от шока и кое-как уложил в голове, что мне тут не плохо, что работа у меня есть и что бежать за бугор в поисках лучшей жизни я не хочу, он узнает, что я собираюсь стать гражданином Армении. И начинается следующий круг ада — он никак не может понять, зачем мне это. Типа «ок, раз живет — значит нормально зарабатывает, значит ворует, но нахуя ему гражданство?!».

Видимо, пришло время и на этот вопрос пролить свет, но сначала сцена из ОВИРа. Значит, заходим мы с другом к девушке-консультанту, чтобы узнать, пора ли мне подавать документы. Подаем документ (русский загранпаспорт), и девушка сообщает, что нихуя — еще год надо жить. Потому что, оказывается, считается не просто время пребывания «на территории», а срок регистрации по месту проживания (прописки, короче), которую я оформил совсем не сразу. Ок, я забираю паспорт, роняю слезу, и в этот момент девушка-консультант меняется в лице и говорит «но если вы на армяночке женитесь, то процесс можно будет сильно ускорить». В принципе, для хорошего настроения на оставшийся день мне и этого хватило бы, но им явно было мало. Сразу после слов девушки из-за перегородки возникла голова дамы постарше, которая внимательно оглядела меня и сказала «да-да, вот Анаит у нас не замужем, например». Занавес.

Вообще, маниакальное упорство, с которым меня тут женят, сильно превосходит отечественные усилия. В России люди просто удивлялись, почему этот счастливый момент в моей жизни еще не настал. А здесь при ответе «пока нет» у людей округляются глаза, поднимается уровень сахара в крови и они смотрят на меня так, как будто у меня только что стало на одну ногу меньше. Забавно, кстати, другое. Вообще я не поддерживаю разговоры о личной жизни ни с кем, кроме ее непосредственных участников и нескольких близких друзей, но у меня бывают приступы хорошего настроения, когда ради смеха я задаю контрвопросы. Ну типа, когда спрашивают «а че не женишься» я отвечаю «а зачем?». И вот забавность состоит в том, что несмотря на короткий ступор, в который временно погружается спрашивающий, в результате в России он обычно отвечает «ну просто пора», а здесь он говорит «детей надо заводить!».

И это вполне логично и в какой-то степени даже круто. Если огрубить, округлить и оглобалить, то смысл жизни человека в России — жизнь, а в Армении — дети. Я довольно равнодушно отношусь к детям (точнее, так же как к взрослым, то есть каких-то люблю, каких-то не люблю, а глобально — не замечаю), но разумеется вижу, как к ним здесь относятся другие. В двух словах «дети — святое», реально. И я отдаю себе отчет, что если уж хотеть заводить детей, то точно здесь, вернее точно не в России. И я действительно немного жалею, что моя сестра, которая недавно родила, сделала это не здесь и сейчас выгуливается с коляской не здесь. Однако я сильно ушел в сторону, потому что я вообще-то собирался сказать, зачем мне на самом деле армянское гражданство.

Ну блять, ежу понятно зачем оно мне — ради пенсии! Я могу даже еще сильнее приоткрыть завесу тайны и сказать, что я ради армянской пенсии приехал сюда три года назад и остаюсь. Не катит? Ок, шутки в сторону. На самом деле я хочу армянское гражданство, потому что мне синий паспорт больше нравится, чем красный. Тоже не очень объяснение? Чорт.

Это, кстати, как с вопросами о личной жизни. На всех работах, которые у меня были, рано или поздно находились какие-то смельчаки, которые задавали мне комплект вопросов. Обычно это были вопросы «Сколько ты на самом деле зарабатываешь?», «Кто она?» (имея ввиду кольцо на пальце), «С кем ты живешь?» и, наконец, «Саня, ты гей?». В полном соответствии с описанным чуть выше принципом я обычно отвечаю примерно так:

Товарищ научный консультант имел что сказать. На смешанном франко-русском жаргоне он поведал Тройке, что прическа Мари Брийон неизменно приводила в восхищение всех собиравшихся на рауты у барона де Водрейля, какового факта он, научный консультант, не может не признать; что необъяснимость… эта… данного ле птеродоктэль Кусьма лежит, значить, в одной плоскости с его необычностью, о чем он, научный консультант, считает своим горьким, но почетным долгом напомнить товарищу Фарфуркису; что Платон был и остается его, научного консультанта, другом, но науке в лице его, научного консультанта, истина дороже; что крылатость крокодилов или, точнее, наличие у некоторых крокодилов двух и более крыльев до сих пор наукой не объяснено, а потому он, научный консультант, попросил бы вашего садовника показать ему те чудесные туберозы, о которых вы говорили в прошлую пятницу; что, наконец, он, научный консультант, не видит особых причин откладывать рационализацию данного дела, но, с другой стороны, хотел бы оставить за собой право решительно возражать против таковой.

Когда собеседник переваривает услышанное и напоминает мне, что в вопросе содержалась несколько иная мысль, я говорю «Да? Получается, я не очень помог :-(»

P. S. А еще есть мнение (и не одно), что на самом деле я служу в российских спецслужбах, но об этом как-нибудь в другой раз.

Плюсануть
Вконтактнуть