Вручение «Золотого глобуса»

Мэрил Стрип получила «Золотой глобус». Обожаю ее, считаю одной из самых красивых женщин планеты и одной из величайших актрис современности. Искренне и без доли сарказма. Мэрил произнесла речь, которая уже успела изрядно нашуметь. И не зря — крутая речь, поэтому я ее себе сохраню целиком.

Садитесь, пожалуйста. Спасибо, я вас всех люблю. Вы должны меня извинить, я потеряла голос, крича и плача все выходные. А до этого я будто потеряла рассудок, поэтому буду читать по бумажке.

Спасибо, Голливудская ассоциация иностранной прессы. Продолжу слова Хью Лори: вы и все мы в этом зале принадлежим к самой поносимой части американского общества. Только задумайтесь: Голливуд, иностранцы и пресса. Но кто мы такие и что такое Голливуд? Это просто кучка людей со всех краев мира. Я родилась и училась в Нью-Джерси. Виола [Дэвис] родилась в хижине земледельца в Южной Каролине, выросла в Централ-Фоллс в Род-Айленде; Сара Полсон родилась во Флориде, в Бруклине ее воспитывала мать-одиночка. Сара Джессика Паркер — одна из семерых или восьмерых детей в семье из Огайо. Эми Адамс родилась в Италии, в Виченце. Натали Портман родилась в Иерусалиме. Где наши свидетельства о рождении? А вот прекрасная Рут Негга, она родилась в Аддис-Абебе, Эфиопия, но выросла в Лондоне… Нет, в Ирландии, кажется, и она номинирована за роль девочки из небольшого городка в Вирджинии.

Райан Гослинг — канадец, как почти все самые милые люди на свете, а Дев Пател родился в Кении, вырос в Лондоне, а здесь оказался из-за роли индийца из Тасмании. Голливуд наполнен чужаками и иностранцами. И если мы всех их выкинем из страны, останется только смотреть американский футбол и смешанные боевые искусства, которые вовсе не искусство.

Мне дали три секунды на речь, так что вот: единственная работа актера — это вживаться в образы людей, непохожих на нас, и дать нам почувствовать, каково это. В этом году было множество именно таких ролей, захватывающих и вызывающих сочувствие. Но было одно выступление, которое поразило меня и проникло в самое сердце. Не потому, что оно было хорошим, — ничего хорошего там не было. Но оно было эффективным и сделало свое дело. Зрители смеялись и зубоскалили. Это был тот момент, когда человек, претендующий на самый уважаемый пост в нашей стране, передразнивал журналиста с инвалидностью — то есть того, кого он превосходил по должности, силе и возможности ответить. Это разбило мне сердце, и я до сих пор не могу выкинуть случившееся из головы, потому что произошло это не в кино. А в жизни.

Инстинктивное желание унизить, когда его транслирует кто-то могущественный, проникает в жизнь каждого человека — получается, что и другим людям тоже можно так себя вести. Неуважение порождает неуважение, насилие приводит к новому насилию. Когда кто-то могущественный опускается до травли, проигрываем мы все. Ладно, двигаемся дальше.

Эти размышления приводят меня к прессе. Бескомпромиссная пресса должна призывать власть к ответу и вызвать ее на ковер за каждое бесчинство. Именно поэтому отцы-основатели и заложили свободу прессы в основу конституции. Я всего лишь прошу известную своим могуществом Голливудскую ассоциацию иностранной прессы и каждого из нас в нашем обществе присоединиться ко мне и поддержать Комитет по защите журналистов. Нам необходимо, чтобы он продолжал работу, а комитету нужны мы, чтобы защитить правду.

И еще одно. Однажды я стояла на съемочной площадке и почему-то возмущалась — знаете, нам нужно было поработать в обед или задержаться подольше, что-то такое. Томми Ли Джонс сказал мне тогда: «Это такая привилегия — просто быть актером, не так ли, Мэрил?» Да, это так, и мы должны напоминать друг другу об этой привилегии — и о том, что мы ответственны за сопереживание. Мы все должны гордиться той работой, которую сейчас чествует Голливуд.

Как однажды сказала моя подруга, дорогая почившая принцесса Лея [Кэрри Фишер]: «Возьми свое разбитое сердце и преврати его в искусство».

Источник: medusa.io

Плюсануть
Вконтактнуть