Русский мат в армянском языке

Или вот, например, идешь ты по улице и говоришь с коллегой по телефону на чистом профессиональном языке, типа «эту зеленую поебень надо закруглить и приставить к красной хуйне, которая в правом углу, только не как обычно через жопу, а чтобы было заебись». Казалось бы, что такого? Однако в Ереване, скажем, за такое можно и по ебучке схлопотать, например от какого-нибудь парня, выгуливающего свою подругу. Я горячо поддерживаю правило «в каждом монастыре свой полуустав», поэтому в публичных местах Еревана воздерживаюсь от громкого мата, но не могу не отметить, что этот как раз тот редкий момент, который правильно может восприниматься только носителями русского языка.

Я со многими людьми здесь на эту тему общался, и обобщенное мнение сводится к тому, что русский мат — это прикольные, но неприличные и ругательные слова.

Что, конечно, в корне неверно.

Факт номер раз — все русские люди матерятся. Кто-то красиво и изобретательно, кто-то — вместо запятых. Самая простая и правильная аналогия — приправа. Русский человек матом приправляет речь, расставляя акценты и подчеркивая детали. Крайности есть, конечно. Одна — это дауны, которые говорят «я бля пошел бля и купил бля носки бля». Другая — это такие псевдоинтеллигенты, которые при слове «хуй» теряют сознание. Подавляющее же большинство русских людей применяют в речи мат так же регулярно, как любые другие слова. Многих не русских, но русскоговорящих (армян, далеко ходить не надо) чрезвычайно удивляет, что матом разговаривают абсолютно все слои населения, в том числе профессура, интеллигенция и прочие, и что два кандидата филологических наук, обсуждая какую-нибудь животрепещущую тему так загибают, что многим не снилось.

Факт номер два — русские матом разговаривают, а не ругаются. Точнее — далеко не только ругаются. И если восклики «ахуенно» или «заебись» уже как-то привычны моим знакомым, то ответ «ебошу» на вопрос «чем занят?» не раз становился причиной недоразумений — люди думали, что я ебусь. Хотя «ебошить» означает, всего навсего, «усердно трудиться». На тему обсценной и инвективной (ненормативной, проще говоря) лексики есть множество серьезных и очень интересных научных трудов, но кто о них знает? Тем не менее факт остается фактом — мат в русском языке стар, полноправен, многофункционален и предназначен далеко не только для ругани.

Факт номер три — в армянском языке мата нет. Опять же, с кем я тут только не говорил об этом. Люди с упорством, достойным применения в отстаивании процентажа армянской крови в Бараке Обаме уверяли меня, что армянский язык настолько велик и могуч, что в нем есть вообще все даже витамины и, разумеется, мат. Однако дальнейшее разбирательство приводило к одному и тому же: в армянском есть неприличные и плохие слова, их немало. Но есть одно важное отличие — ими тут можно только и исключительно ругаться и/или выражать негатив. Например, словами «бози тха» (примерно «сучий сын») никому не придет в голову выразить восхищение, как, например, это сделал Пушкин в письме Вяземскому: «(…) Трагедия моя кончена; я перечел ее вслух, один, и бил в ладоши, и кричал, ай да Пушкин! ай да сукин сын!». У армян реально много-много крылатых выражений и устойчивых «фразеологем», если можно так сказать, для выражения самых разных эмоций, но плохие слова в армянском могут транслировать только негативный смысл.

Факт номер четыре вытекает из предыдущего и заключается в том, что русский мат армянами по инерции часто воспринимается как исключительно грубая ругань. Поэтому женщины эти слова практически не употребляют. Поэтому мужчины при женщинах эти слова не употребляют. Поэтому, когда одна из сотрудниц у нас на работе спросила меня, что такое «пиздец» и получила развернутое определение, что в данном контексте это означает «пиздец как хорошо» а потом без тени смущения объявила руководителю «смотри, какой Саня сделал пиздец!», реакция руководителя была… в общем, она была пиздец какой эмоциональной.

Один парень рассказывал мне, как он работал в российской типографии, и периодически выходил в курилку, где сидели мужики и женщины. Он очень неловко себя чувствовал, когда они все разговаривали на чисто русском языке и иногда делал мужчинам замечания. Дошло до того, что очередной вошедший в курилку Вася, произнеся «Блять, как же я заебался!» сказал не «Простите, Наташа-Валя-Маша», а «Ой, извини, Арам». Потому что Наташа, Валя и Маша отвечали Васе тем же, и только Араму было неловко и казалось, что слух дам оскорблен. Новость, что благородная мать семейства в России вполне может ласково сказать мужу «Погоди, зай, у тебя какая-то хуйня к воротнику прилипла», и муж не усмотрит в этом ничего криминального, в Армении многих не просто удивляет, а повергает в шок. Потому что, типа, здесь так может разговаривать только конченая шалава.

Мне еще со времен ЖЖ регулярно приходилось слышать что-то типа «ты хорошо пишешь, но зачем столько мата?!». Были и совсем клинические люди, которые говорили «интересно, конечно, но я не могу читать эту грязь» и самоустранялись. На этих лицемеров мне было бы интересно посмотреть, если бы они прочли написанный матом рецепт долголетия и богатства. Наверное не стали бы применять, там же были слова «хуй, пизда и ебаться»! Наверное, выбрали бы сдохнуть молодыми и бедными.

Возвращаясь к этой вот претензии, которую я регулярно слышу в свой адрес, могу сказать следующее: вы суп без соли жрать будете, блять? А мясо без перца? А пельмени без лаврового листа? То-то.

Отмечу, что все хорошо в меру, и тут нам снова поможет гастрономическое сравнение. Детям, например, не надо давать слишком соленое или перченое — начнут дристать. Но постепенно и по чуть-чуть можно, потому что когда они вырастут, у них не должен случиться заворот кишок от фразы «залупоглазый блядоящер». Апоплексичным, склонным к припадкам дамам тоже не надо есть много соли и перца — умрут от коллапса легких или анафилактического шока. С другой стороны, когда хрупкая дама занимается какой-нибудь легкой домашней работой, например снимает с плиты десятилитровую кастрюлю хаша и роняет ее на себя — не надо серчать, что она выкрикивает «бляяяяяяяяяять, бляяяяять, бляяяять, ебанаврот!», а не «право, я сегодня не слишком ловка, прошу меня простить».

Очевидно, что важна не только мера, но и место, потому что «даже самый изящный смокинг на пляже выдает в вас конченого мудака». Скажем, я не матерюсь в «деловой части» своего сайта, то есть в карточках работ. Я не матерюсь в деловой переписке, во всяком случае с новыми клиентами. Я стараюсь не материться в общественных местах, где меня могут слышать не только находящиеся рядом друзья. И так далее.

А общее правило простое: русский человек, который владеет родным языком как родным, то есть умеет легко и грамотно говорить и писать в любой стилистике и с адекватной обстоятельствам степенью дипломатичности, имеет полное моральное и филологическое право пиздануть куда угодно мат любой степени навороченности и забить хуй на ханжей, заявляющих, что от этого хороший текст перестал быть хорошим текстом.

P. S. Кстати, недавно мы с одним из моих любимых армянских клиентов обсуждали рабочий проект и клиент вежливо попросил обратить внимание на то, чтобы «эта хуйня была сопиздна этой вот хуйне». Сопиздна! Я давно не слышал ничего прекраснее, реально.

Плюсануть
Вконтактнуть