Поршни

Кондуктор, официант, уборщик, etc — должны быть как хорошая операционная система. То есть — безглючно, тихо работать, не привлекать к себе ни-ка-ко-го внимания до тех пор, пока его не потребуют, быть по-возможности шустрыми и не перегружать систему собою — ибо система, как известно, для прикладных программи. Нужд. Людей. Автобус — для пассажиров, а не для толстожопой поршнеобразной медузы. Кафе — не для любования официантом, а для того, чтоб человек пришел и откушал там. И операционная система не для того, чтобы показывать оповещения системы безопасности, а для того, чтобы в ней можно было почту посмотреть, письмо написать и картинку нарисовать.

Я никогда не забуду единственное место в Красноярске, официанты в котором меня восхищали: это коктейль-бар «Красноярочка», который был при самой дорогой и пафосной гостинице «Красноярск». Фишка была в том, что кухня для ресторана и бара была одна, ценник в баре на порядок ниже, а вот персонал подчинялся одному и тому же директору, которым много лет подряд работала баба*, бывшая практически женщиной-легендой. Стопиисят килограмм, стальная хватка и взгляд в Европу в смысле манер и традиций. Насколько я знаю, ни в одной гостинице города по утрам весь персонал не выстраивался в шеренгу, а в этой — выстраивался. И эта тетка проходила и щелчками выкидывала из смены тех, кто не соответствовал ее собственному стандарту, оставляя только самых-самых.

В итоге, за десяток лет работы там остались только такие официантки, которые знали свое дело. Пока там было так — я заходил туда почти каждый день: кофе попить, поесть. Я ни разу не смог уловить момент, когда меняли пепельницу. Я ни разу не заметил, как из-за моей спины вырастает рука и ставит на стол бокал. Никогда не случалось так, чтобы на столе закончились салфетки, и в эту же секунду там не выросли новые. Официанток эта тетка оставляла не сопливых: лет по тридцать, и это — идеально. Они были как тени, которых не видно и не слышно, пока ты вопросительно не поднял глаза. Тогда они мгновенно материализовывались рядом с тобой. И неважно, полон был зал или нет — выучка была такая, что на скорость и качество обслуживания это не влияло.

Только там можно было не глядя вверх пробурчать под нос «жюльен, лука поменьше, через двадцать минут греческий, тока вместо вилки — ложка, оливок побольше, масло не лить, спрыснуть лимоном». Можно было не бояться, что тебя не расслышали; можно было не сомневаться, что в жюльене будет мало лука, и что греческий принесут ровно через двадцать минут, а не сразу и не через полчаса, и что вилки не будет, а будет ложка. Только там официантки не записывали заказ. Это — дисциплина.

Сегодня же средняя официантка — это «роза», которая пришла не еду тебе наливать, а замуж за тебя выходить. Она сделает так, чтобы любое ее действие было замечено и оценено. «Смотри, я щас поменяю тебе пепельницу и улыбнусь: смотри, какая я красивая!». А если ты не обратил внимание — тебе скажут «Пожалуйста», ставя на стол пепельницу. Какое пожалуйста?! Сгинь, я подумать хочу! Но нет, эта дура делает попытку номер два и приносит тебе пепельницу через три минуты. Задерживаясь еще дольше, двигаясь еще медленнее, улыбаясь еще шире. Она перепутает к собачьим хуям все, что ты заказал, принесет горячее перед холодным, забудет про то, что хлеб ты не просил, зато ложка к супу вполне подошла бы, что лазанью просил соседний стол; но при этом будет продолжать улыбаться и показывать прелести себя любимой.

Кондуктор, официант, уборщик, etc — должны быть как хорошая операционная система. Каждая деталь должна знать свою функцию. Тогда все будет хорошо. Быть обслуживающим персоналом — не стыдно, а круто, но у нас этого пока не понимают.

*Давно-давно, лет десять назад она не взяла меня работать. Прекрасно помню этот момент: мы очень хорошо отсобеседовались, поговорили, она попросила паспорт — переписать данные в договор об испытательном сроке, взяла его в руки и сказала «Как жаль. Но человек, собственный паспорт которого в таком состоянии у меня работать не будет никогда. Всего доброго». Паспорт, к слову, был в отличном состоянии. Знаете, что ей не понравилось? Он был без защитной обложки. Я тогда подумал «какая дура», и только через много лет понял, что иначе — никак.

Плюсануть
Вконтактнуть