Дилемма

С одной стороны — я очень не люблю, когда личная жизнь, семейные истории и всякие «фото из черно-белого альбома» появляются в публичных пространствах, типа соцсетей, поэтому стараюсь поддерживать в публичном пространстве исключительно публичный облик, тщательно отфильтровывая все личное. С другой стороны — мне повезло родиться в достойной семье с длинной, интересной и заслуживающей гордости родословной. Соответственно, когда мне хочется о чем-то рассказать или порассуждать — «на бумагу» часто просится пример из семейного прошлого (типа какой-нибудь скан старого документа или архивная фотка — благо, такие вещи я бережно храню). Вот тут-то дилемма и расцветает в полную силу: с одной стороны — очень хочется подкрепить повествование, с другой стороны — ужасно не хочется запускать чужих в интимную зону.

Последние дни я по разным причинам часто вспоминал прадеда. Как написано вот здесь — «того самого великого мужика, который сделал томской области первую больницу». Друзья, которые поумнее меня, много рассказывали мне про крисс-кросс наследование и всякие генетические вещи, но все таки сильно мене переоценили, потому что я практически ничего из этого не запомнил, кроме того, что всякие наклонности и приверженности часто передаются через два поколения, то есть на третье. Не знаю, насколько это верно (может быть, даже, я сам себе придумал такое объяснение) но я в него верю. Реально, если бы моя жизнь сложилась иначе и у меня был бы реальный выбор «чему учиться» — я бы совершено точно пошел в медицинский институт и стал бы, скорее всего, хирургом. Не могу сказать, что сильнее (и раньше) повлияло на это желание — сама фигура прадеда, о котором я много слышал, те самые гены, или просто оставшиеся от него книги. Последних было много — прям настоящий сундук, причем там было все: и анатомия, и многотомные учебники внутренних болезней, и эндокринология, и фармакология, и педиатрия, и психиатрия, и хирургия (даже «косметическая хирургия» была, справочное пособие 1947 года издания). Когда я был совсем маленьким — мне их не давали, чтобы не испортил; когда стал постарше — начал таскать и читать их сам; когда совсем вырас — читал «легально». Причем, в отличии от художественной литературы, которую мне безуспешно пытались прививать, учебники прадеда я читал сам, запоем, от корки до корки и по многу раз. Конечно, я не умалишённый и никогда не скажу, что я «начал разбираться в медицине». С другой стороны, не могу не отметить, что базовые представления о том, как устроен человек и какие места каким образом у него болят сформировались у меня аккуратнее, глубже и полнее, чем у большинства знакомых мне людей, не являющихся врачами.

Но жизнь повернулась так, как повернулась — врачом я не стал. От прадеда же я унаследовал почтительное и теплое отношение к врачам и искренний интерес к медицине плюс многочисленные сканы его дипломов, грамот, вырезок из газет, биографий и автобиографий. И гордость, конечно — за этого, по всей вероятности мудрого, достойного, крутого нравом человека и, по многочисленным свидетельствам, «божьей милостью врача», спасшего и продлившего много жизней и подарившего томской области первую больницу.

Дилемма

Мемориальная доска на фасаде основанной прадедом больницы в административном центре «Кожевниково» томской области.

Дилемма

Поздравление от министра здравоохранения СССР Сергея Курашова.

Плюсануть
Вконтактнуть