Диалог с флорой

Денис посоветовал мне поговорить с макаронами (в целях проверки степени готовности). Но я подумал, что с макаронами мне общаться пока рано, как минимум — еще не вечер. Зато вспомнил другую историю, как однажды я разговаривал с цветком.

Мама уехала на две недели, я остался дома один, получил указание поливать цветы. А поскольку любил я цветы только один период в жизни (с 16 до 17 лет, я ими торговал, а также заботливо воровал их и нес домой, маме), то мне на них было глубоко насрать и о том, что они требуют полива, я подумал только за 3 дня до возвращения мамы. А один из цветочков, ее любимый — поник ветками. Да что там поник, половиной веток он вовсе засох. Поскольку мне было уже лет 27, а не 16 — маму мне очень не хотелось расстраивать и было превентивно чрезвычайно жаль ее. И я сделал вот что: поставил цветочек на обеденный стол, прямо на середину. Полил его, протер ему каждый листик ваткой, подул на него, и стал говорить ему что-то вроде «ну потерпи пожалуйста, ну прости идиота, ну дождись пожалуйста маму». И как-то так я это искренне делал, что аж заплакал. Да, совершенно трезвый Глазунов сидит на кухне теплым летним вечером и плачет, разговаривая с цветком. Хорошо что этого никто не видел.

У этой истории два конца: этот, любимый мамин цветочек — наутро расправился, оклемался и в итоге выжил (от чего я частично уверовал в искреннюю молитву), а вот циперус — красивый, огромный, двух метров высотой — сдох. Снова. Третий мамин отъезд подряд. Ибо с ним я не разговаривал и не плакал.

Плюсануть
Вконтактнуть