Про любовь к естественности

Нынче принято ругать искусственность в любом проявлении. То есть — должны быть свои ногти, свои ресницы, свои зубы, своя кожа, свои волосы, свое все. Ну это преимущественно касается баб, однако мужики в этой теме проявляют потрясающую активность в смысле пиздежа. «Ооо, она так размалевана, ваще. Ни кусочка своего!». «Да ну, эти гелевые ногти, фуууу». «Крашеные волосы? Зачем?! Даже если есть немного седины — это нормально, ведь это ес-тес-твен-но!».

Дебилы, вы не знаете и пяти процентов из того, что бабы делают с собой, чтобы вы не заметили издалека, что им сто тридцать два и чтобы в итоге у вас встал. И у вас встает, потому что вы реально не замечаете. Вы пиздите, что у нее «ногти эти их, ну щас вот модно, длинные такие», и то у нее не так, и это. Знай вы, что у нее еще не свое, кроме замеченного — член, полагаю, у вас навсегда отвалился бы, и вы бы задумались об обискусствивании оного.

Ну, к слову, вот это все с собой делают дуры недалекие. Даже не так. Те из них, которые это все делают чтобы у мужика встал — дуры. Которые это делают потому что сами себе так больше нравятся — молодцы и умнички.

Никогда ничего против ненатуральности не имел. Я опускаю случаи, когда у человека просто вкуса нет и любое украшательство выглядит как пиздец. Но если результат — хорош, то пусть там будет искусственное абсолютно все, включая пятки и язык. Лишь бы не мозги.

Может быть мое принятие этого — постподростковый рудимент. У меня долго были все «классики жанра» — и фиолетовое бугристое месиво вместо лица, и нервно обгрызанные ногти, и пубертатно-припухлая рожа, и сопутствующие всему этому издевательства. Тогда я бы душу дьяволу продал, чтобы всего этого не было, чтобы рожа у меня была гладкая. Денег я отдавал столько, сколько мог — салонам красоты, косметологам, etc. Примерно в тот момент, когда я смирился с тем, что я «навсегда некрасивый», все прошло само. Однако придумай тогда кто-нибудь искусственную кожу — не раздумывая бы купил и надел. Потому что это очень плохо, самому себе не нравиться.

Мне повезло и жизнь моя тогда повернулась таким образом, что я рекордно длительный срок получал рекордное же количество вербально-вещественных заверений и подтверждений того, какой я прекрасный. Я не то, что бы поверил, но ястребом вниз летящую самооценку это безусловно подняло. Сам бы я врядли тогда справился — возраст не тот, да и мозга мало.

И если сейчас мне самому трудно придумать, чем можно меня прошибить, если сейчас я забыл, что такое «пенка от угрей» (не потому что их нет, а потому что все равно), если сегодня я точно знаю, что можно сидеть прыщавым, бухим, в парандже и вонять луком и потом, но желанный тобой человек — уйдет с тобой, то тогда, повторюсь, я продал бы все, включая мозги, лишь бы всего-навсего нор-маль-но вы-гля-деть.

Вообще-то я не об этом хотел написать, просто подумалось. Я хотел написать, что «идеальные» лица не люблю. Не в смысле красивые идеально, а такие, знаете, без следов прожитого. Без морщин, без мелких, ведающих каждый о своей истории шрамиков, без пары следов от ветрянки. Если ничего из этого нет — у меня сразу возникает ощущение, что мне дали манекен.

На лице должны быть изъяны, а глаза должны разговаривать. А как показывает практика, на тех лицах, которые «все свое, живое, натуральное (буэээ) и при этом красивое» обычно и глаза такие же. Свои, живые, натуральные; и пустые, как банкомат в воскресенье.

Плюсануть
Вконтактнуть